Немногие знают, что работы по советским противотанковым САУ, которые в СССР тогда назывались «танками-истребителями», начались почти одновременно с разработкой их немецких аналогов. Еще до начала войны, в апреле 1941 г., обсуждался вопрос о перевооружении танка Т-50 57-мм пушкой ЗИС-2, способной бороться с любыми танками противника. Эта разработка вызвала интерес у военных, но из-за начала войны до практической реализации дело не дошло. Пока разворачивалось производство Т-50, поступило предложение выпускать на шасси легких танков Т-26 (которые поступали на ремонт в больших количествах) аналогичную САУ, вооруженную 76,2-мм пушкой Ф-32, установленной в бронированной надстройке. Таким образом предполагалось получить аналог немецкого «Мардер», однако эвакуация предприятий, занятых выпуском орудий не позволила выполнить и этот план.

К данному вопросу вернулись только весной 1942 г. По всей видимости, удачное использование немецких противотанковых САУ, вооруженных даже 47-мм пушками, приняло к сведению и советское командование. Для новой самоходки предлагалось использовать доработанное шасси легкого танка Т-60, с применением автомобильных агрегатов.

Также оговаривались и другие, не менее важные требования: низкий силуэт, автомобильный двигатель, экипаж из 3 человек и бронирование, способное защитить САУ от огня 37-мм и 50-мм ПТО. Вооружение должно было состоять из орудия, способного пробивать 50-мм броню с расстояния не менее 500 метров.

Бронирование самоходки состояло из 15–35-мм бронелистов, размещенных под большими углами наклона, двигатель и КП заимствовали у автомобиля ЗиС-5.

Было предложено три варианта вооружения:

— с 45-мм пушкой М-42 (И.13.73-СУ)

 — с двумя спаренными 45-мм пушками М-42 (И.13.75-СУ)

 — с 76-мм «самоходной» пушкой, являвшейся доработанной Ф-22 (И.13.76-СУ).

В декабре 1942 г. поступило распоряжение собрать САУ первого и третьего вариантов, присвоив им обозначения СУ-ИТ-45 и СУ-ИТ-76. Постройку обеих самоходок завершить не успели, поскольку испытания трофейных образцов танков PzKpfw IV и PzKpfw VI «Tiger» показали, что выбранные орудия не будут эффективными против этих немецких машин.

Последняя попытка поставить РККА полноценный «танк-истребитель» была предпринята заводом ГАЗ. Осенью 1943 г. конструкторский коллектив этого предприятия, во главе с Н. Астровым, совместно с КБ НАТИ разработали два проекта безбашенных «танков-истребителей» ГАЗ-74, отличавшихся расположением боевого отделения.

Модификация ГАЗ-74А по компоновке напоминала серийную СУ-76, у которой рубка с орудием располагалась в корме. Но и эта САУ на вооружение принята не была все по той же причине — 76-мм пушка с длиной ствола 41 калибр считалась в 1944 г. малоэффективной для борьбы с немецкими тяжелыми танками.

Тогда САУ запланировали перевооружить пушкой С-54, которую вскоре заменили на С-1, и довели лобовую броню до 60 мм. На испытания эта САУ сначала поступила под обозначением СУ-76д, но на государственных испытаниях индекс сменили на СУ-80.

Поскольку СУ-80 не имела существенных преимуществ перед серийной СУ-76М, а в качестве силовой установки использовался импортный двигатель, ее производство налажено не было. Стараясь спасти наработки по ГАЗ-74б, конструкторский коллектив НАТИ предложил собственный вариант «танка-истребителя» с 57-мм орудием, оказавшийся еще более неудачным. В итоге работы по легким «танкам-истребителям» наподобие немецкого «Хетцер» в Советском Союзе были свернуты.